Задолбали #512

Image-47

Истории читателей.

Где родился, там и сиди

Читала я на этом сайте про битву за отпуск между детными и бездетными, и, в общем, была согласна с теми, кто уверяет, что детным отпуск летом далеко не так критичен. Ровно до слов автора истории о том, что можно в отпуск никуда и не ездить. Сидеть дома и отдыхать.

И тут я вернулась в детство.

Так вышло, что я из достаточно обеспеченной семьи: поездку если не за границу, то по России, мои родители могли себе без проблем позволить практически в любое время года. О таких вещах, как поездка на один день в другой город, поход в музей, театр или парк и говорить нечего. Более того, моя мать работала на лёгкой работе почти со свободным графиком, и, казалось бы, времени на общение с детьми у неё было — хоть отбавляй. Но если бы всё было так просто!

Во-первых, мать как раз настаивала на том, что ребёнок должен в каникулы посидеть дома и отдохнуть. Но какой это был отдых?

Мать категорически была против заграничных поездок, потому что там «одинаковые города», «грязь» и «делать абсолютно нечего, это чуждые нам страны». Отец и рад был куда-то поехать, но стоило предложить — начинались слёзы и скандалы. Мне приходилось — повторю, приходилось — говорить, что мне не хочется в Прагу, просто чтобы прекратить родительскую ссору. Чтобы потом все каникулы мать не пилила меня тем, что я осмелилась высказать пожелание поехать куда-то: «Умная нашлась, думаешь, мы гребём лопатой деньги, чтобы за границами сорить? Да нас там просто убьют и зарежут, хоть бы родителей пожалела и дала пожить спокойно!» В ход шло всё: и случайная тройка в начале прошлой четверти (у отличницы), и плохо убранная комната, всё, чтобы дать понять — никакого отпуска я еще и не заслужила.

«Но можно же поездить по России!» — уверяет доброхот, автор статьи.

Можно. У отца — так вышло — немало друзей и знакомых, от Питера до некрупных и красивых городов. Редко — примерно раз в пару лет, преодолевая всё те же слёзы и скандалы, отцу удавалось уговорить мать съездить в гости всей семьёй. Одним из условий матери были поездки не дольше выходных, потому что дома невпроворот работы. Что же было в гостях? Пару часов мы смотрели на местную достопримечательность, церковь, на которую плюнул Иван Грозный, а остальное время я сидела за столом и немилосердно скучала под взрослые разговоры. И следила за тем, чтобы матери не было повода упрекнуть меня в неподобающем поведении или выражении лица — ведь тогда остаток поездки меня будут пилить, а потом запретят куда-то ездить. Тем же самым отличались однодневные поездки в какой-нибудь музей.

Если мы ходили в театр, то только по приглашению родительских друзей. Надо ли говорить, что редко это было что-то интересное мне? Потому, когда я в десятом классе попросила на день рождения билеты на спектакль, который давно хотела увидеть — у матери был шок, и она долго выясняла, кто меня надоумил.

«Можно посидеть дома и отдохнуть, пообщаться!» — можно. Знаете, как выглядело общение в каникулы? К друзьям сегодня ходить не стоит — я уборку запланировала, разумеется, на весь день. В кино? Ничего хорошего там не показывают, тем более, у тебя всю четверть успеваемость так себе (напомню, школу я с отличием закончила), у вас же были задания на каникулы? Всё сделала? Вот заодно и математику повторишь. Летние каникулы я проводила, копаясь в матушкином огороде. Общение в летние каникулы подразумевало разговоры о том, что я лентяйка. Фраза: «Вместо прогулки мне свеколку прополи», — это обычная фраза моей матушки, а прополка, по её мнению, действительно эквивалентна прогулке в парке или лесу.

С тех пор упоминание дачных прелестей вызывает во мне ненависть, а грядки с рассадой — желание пройтись по ним напалмом.

И да, я очень завидовала одноклассникам, которые при более скромных доходах ездили в другие страны и города и делились восторженными рассказами, я рыдала, когда мне привозили открытки из Праги, Рима, даже когда дарили раскрашенные гальки из Сочи. Я огорчалась, когда мне сочувствовали, что меня не пускают в кино. Я ревела ночами, когда меня отпускали на день рождения, но забирали строго через два часа.

И я ненавижу советчиков, рекомендующих домашний отдых. Я не стану настаивать на летнем отпуске (да, у меня нет детей), я выберу тот, что мне удобен, и всем искренне того же желаю. Я уступлю удобные даты матери, которая хочет свозить своего ребёнка в другую страну. Я точно знаю, что в один мой любимый город отлично ездить в мае и сентябре, а другой прекрасен поздней осенью и глубокой зимой.

И да, я задолбалась, когда мне навязывают «выбор» домашнего отдыха, задолбалась с детства, жестоко и немилосердно. Сидите дома сами.

*

Три года назад в моей жизни произошло очень печальное событие, разделившее жизнь на «до» и «после».

В конце очень лёгкой и практически идеальной беременности я поехала в роддом, а потом вышла оттуда одна, без малыша. Не буду вдаваться в медицинские подробности, но бывает и такое.

Было тяжело. Я фактически училась жить заново, и сейчас уже могу сказать, что достигла определённых успехов. Я себя не похоронила в прямом и переносном смысле, работаю, живу дальше и надеюсь когда-нибудь всё же стать мамой.

Бесит во всём этом только одно. Люди, которым кажется, что я как-то недостаточно убедительно страдаю, и надо обязательно об этом сообщить, причём обязательно мне.

Вот мой теперь уже бывший муж почти сразу ушёл страдать к маме и все эти три года бухает, редко просыхая. Сразу видно — переживает! А я, кукушка, небось, сама же ребёночка тихо придушила и радуюсь!

Сложно сказать, какой реакции они ожидают, говоря мне это в лицо, но получив подробное указание, куда и каким маршрутом им идти, почему-то удивляются.

*
Девушка, которая гвозди раскидывает по дороге, чтоб под окнами по ночам не катались…

Вы знаете, что вас судить надо, также как и вашего соседа, кстати, который муниципальное имущество портит. У вас машины, как я понимаю, нет, как и у соседа, а как же остальные люди, живущие на вашей «тихой улочке в спальном районе», которым нужно до дома доехать, или утром на работу, детей в сад отвезти, о них вы подумали?

«Мы писали, чтоб поставили камеры», — да не помогут камеры, вот никак: закрыл букву на номере и всё, да и не предусмотрены камеры с радаром на вашей «тихой улочке», не автомагистраль, всё-таки. Почему нельзя головой-то подумать?

Если улочка ваша тупиковая — провести собрание, поставить шлагбаум на кнопке… если нет — написать заявление о монтаже искусственного препятствия, да-да, того самого «лежачего полицейского». В конце концов, сосед ваш, раз так не может смириться с ночными ездоками мог бы сам такой приобрести — благо стоит он копейки — и присверлить к дороге.

Да, это тоже нарушение, но, по крайней мере, местные о нём знать будут, адекватные люди, которые едут в жилом районе медленно, не пострадают, а гонщики, да — поплатятся заменой подвески…

А то, что вы делаете… этому ни объяснения, ни оправдания нет.

*
Сегодня впервые в жизни я получил помощь от российской полиции.

А началось всё с неправильно оформленного билета на электричку. По которому я бы на неё сел, а вот вышел бы только оплатив штраф, так как билет был оформлен до другой станции в другую сторону. Заметил я это, как водится, только перед посадкой.

Вернувшись в кассу, я сначала вежливо попросил переделать билет, на что мне кассирша предложила писать претензию, которую рассмотрят в течение десяти дней, так как «технической возможности у меня нет, билеты не подлежат возврату и я вообще не обязана тут из своего кармана».

Ну что ж, зовите старшего кассира, я никуда не уйду. Но вместо старшего кассира она нажала на тревожную кнопку. В мгновение ока нарисовались трое полицейских, готовых винтить и везти в отделение. Но всё же поинтересовались, а что, собственно, сотворил этот гражданин, не похожий на грабителя? Я в двух словах объяснил.

Полицейский сунул голову в окно и скомандовал: билет принять назад, деньги вернуть. Через пару минут мне пришла СМСка об отмене покупки и возврате денег.

Стало быть, техническая возможность сразу появилась, и деньги из своего кармана не пришлось отдавать. Просто надо было пошевелить клешнями. Только сразу, не привлекая полицию и не позорясь.

*

Нет, милая, вы не понимаете. Актуальность отпуска летом для детных не в том, что ребёнок свободен от учёбы, а в том, что ребёнка некуда деть.

У меня сын. Ему восемь. Для меня не составляет никакой проблемы свозить его за границу осенью, весной, зимой. Есть каникулы, неделю-две можно и пропустить. Не беда. А вот что потом делать восьмилетнему мальчику одному в квартире три летних месяца?

Ребёнок в этом возрасте ещё не может остаться дома один. Да, я помню, что нас оставляли, но и ничего хорошего в этом не было. У моего мужа все руки в шрамах — самодельную взрывчатку делал и свинец плавил. Я пару раз чуть пожар не устроила.

Самый криповый случай был у моей близкой подруги в детстве — на нее упал советский шкаф. Массивный такой, с кучей вещей внутри. Она с него что-то достать пыталась и додумалась встать на полку. Умная девочка, до девятого класса отличницей была, ныне начальница в сфере логистики. Если бы диван стоял чуть дальше, возможно, сейчас я бы с ней не общалась, а так легко отделалась — один перелом, ушибы и душевная травма.

И не знаю как кто, а лично я не знаю практически ни одного человека, у кого не было в детстве хотя бы одного курьёза — от загоревшегося полотенца до просмотра порнухи со старшими товарищами. Мне такое не надо.

Оставлять ребенка одного не вариант. Есть три месяца, и все три месяца сын должен быть чем-то или кем-то занят.

Детские лагеря, куда отправляли в своё время нас, становятся всё менее доступными по деньгам. Ценой не слабой экономии мы с мужем отправляем сына на три недели в языковой лагерь.

Бабушки, к которым отправляли нас, проявляют всё меньше желания возиться с подвижным восьмилеткой. Прабабушки в деревне уже и вовсе нет. В нашем случае, максимум с которым могут помочь старшие родственники — две-три недели.

Иногда ребёнка можно пристроить в лагерь при школе, но не всегда. Мест мало, а желающих много. В прошлом году у нас не получилось.

В итоге остаются два отпуска родителей, которые можно позволить себе пересечь максимум на неделю. Это грустно, но это издержки содержания ребёнка.

*
Я настолько задолбалась, что остаётся только плакать здесь.

Всё началось с рождения сына, когда неожиданно мой сон бесповоротно испортился. Если раньше я могла уснуть где и как угодно, теперь я могла ворочаться часами без сна, даже если смертельно устала.

Впрочем, маленький сын не давал мне не то, что часов, но даже спокойных минут. Как не давал и времени пойти по врачам.

Но вот сын наконец-то пошёл в садик, наконец-то я пошла к эндокринологу, наконец-то начали постепенно искать причину моей бессонницы. Я готова была возликовать, когда впервые смогла уснуть сама, без снотворного, пусть и проспала всего четверть часа. Спасибо мужу, едва я задремала, как он начал меня трясти за плечо.

Ему показалось, что я неудобно, блин, лежу. В те сутки я больше не заснула. И надеялась, что одного объяснения мужу, а также всем домашним, хватит. Как бы не так.

Стоит мне наконец-то задремать, как кто-нибудь сердобольный обязательно решит, что я сплю недостаточно хорошо. Меня попытаются переложить, мне попытаются подложить подушку, дёргая меня чуть ли не за волосы, меня начнут спрашивать громким шёпотом, что мне принести.

Не надо мне ничего! Просто не трогайте меня! Я хочу спать, я намучилась достаточно за эти три года! Почему так сложно понять, что если я сплю, то меня просто не надо трогать?!

Да, не трогать — это значит не перекладывать мне руки, муженёк, «а то вдруг затекут». Это значит не пытаться меня переложить с кресла на кровать, папа, «там мягче». Это значит не укрывать меня одеялом и не выдёргивать у меня из-под щеки книгу, братец. Не щёлкать выключателем, не греметь шторами, мама. И, чёрт побери, дорогая свекровь, не петь мне колыбельные!

Мне очень ложно уснуть! И почему вам так сложно понять, что я не уснула бы, если бы мне было жёстко или громко, или светло, или тихо?! Почему только мой трёхлетний сын выучил, что если «мама спит, она устала», то надо просто выйти из комнаты и дать ей отдохнуть?! У нас двухэтажный дом, уж найдите себе уголок в одной из оставшихся пяти комнат!

И я до сих пор не могу понять, почему до вас не доходят ни мои просьбы, ни крики, ни плач. «Подлечиться тебе надо. Зачем так нервничать? Я же забочусь, неблагодарная», — всё, что я слышу.

Молюсь, когда уже окончательно пойду на поправку. И задолбали вместо аминь.

*
Типичный спортклуб в спальном районе, каких много. Зал для силовых тренировок. Штанги, гантели, тренажёры и тягающие всё это люди.

Между людьми и тренажёрами бегает ребёнок лет семи. Ребёнку скучно, а поскольку он откровенно невоспитанный, он развлекается, как умеет. Ребёнок уволок откуда-то скакалку и теперь захлёстывает ей тренажёры, ноги тренирующихся, штанги, а затем тянет за неё. В зале присутствуют родители ребёнка, это — тренеры, работающие в спортклубе. Отец снисходительно смотрит на «невинные детские шалости» и иногда отпускает для проформы замечания, которые ребёнок пропускает мимо ушей, мать не делает и того, заботясь скорее о том, чтобы оградить «дитачку» от общественного возмущения. Персонал спортклуба разводит руками. Посетители терпят и обтекают, утешая себя тем, что пока что ещё не произошло ничего действительно ужасного.

Я понимаю, почему посетители терпят. Во всех спортклубах района — та же история с детьми, бегающими по залам с тренажёрами, и родителями, как тренерами, так и посетителями, готовыми защищать их право так бегать. Да и в большинстве спортклубов Москвы, в общем-то, ситуация не лучше. Проголосовать ногами и кошельком очень сложно: мало кто готов ездить в «бездетный» или имеющий работающее, строгое разделение «детской» и «взрослой» зон спортклуб час в один конец, а многие и вовсе ходят в конкретный клуб ради конкретного тренера.

Я понимаю, почему руководство клуба ничего не предпринимает. Они не боятся массового оттока клиентов, зная, что посетители будут терпеть по вышеописанной причине.

Я понимаю, почему родители ребёнка позволяют ему всё это. Потому что они уверены, что все обязаны терпеть и беречь их «дитачку», а на комфорт других людей им плевать с высокой колокольни.

А знаете, чего я не понимаю?

Почему, если я буду приседать со штангой, а ребёнок подбежит под опускающиеся блины, судить за сломанную шею «дитачки» будут меня, а не его родителей? Почему в глазах общественности и закона я буду зверским убийцей «невинной деточки», «агнца божьего», «ангела без крыльев», а безответственные родители — несчастными жертвами, потерявшими «родную кровиночку», «свет в окошке», «единственную радость»? Это ведь родители притащили ребёнка в зал для работы со свободными весами, а не я припёрся со штангой в детсад! Это ведь родители не усадили его в углу с планшетом, а позволили ему хаотично носиться по залу!

И почему, если потенциальный малолетний убийца, отлично понимающий, что он делает, посильнее дёрнет скакалкой за штангу, или, бегая, врежется мне в ноги и подсечёт меня в момент приседа, в результате чего я упаду и сломаю себе основание черепа, ни он, ни его родители не понесут никакого весомого наказания, потому что и закон и общественность скажут, что «это же ребёнок». Что «он не понимал, что делает» и начнут рассуждать о невыносимо тяжёлой доле родителей, которым совершенно не с кем оставить своего отпрыска и они прямо-таки вынуждены брать его на работу, чтобы не потерять её и не умереть с голоду?

Я не испытываю иллюзий в отношении людей. Люди ведут себя ровно так, как позволяет им вести себя закон. Если закон ставит кого-то в привилегированную позицию, наивно полагать, что ей не будут злоупотреблять в силу морали, воспитания или ещё чего-то такого же эфемерного. Но, чёрт возьми, чем думали те, кто придумывал эти законы? На основании чего детям стало можно всё, даже подвергать других людей смертельной опасности? На основании чего взрослые в качестве допустимой реакции могут лишь ретироваться, либо терпеть и утешать себя тем, что их «всего лишь» десяток раз хлестнули резинкой по ногам и пару раз толкнули во время приседа со штангой, а не, к примеру, обвинили в педофилии и посадили на восемь лет на основании лишь голословного заявления мамаши ребёнка, как того тренера, посидевшего на одном диване со скучающей прогульщицей?

А хуже всего в этой ситуации — то, что такое творится не только в спортклубах, а повсеместно.

*

Меня до зубовного скрежета задолбали женщины 21 века. Которые ведут себя как в 16-м веке в ауле. Обсуждая всё-всё-всё громко и публично. Даже то, что уже более ста лет считается абсолютно частным делом.

— Я решила рожать, пока рожалка не отвалится! И я горжусь собой!

— Я решила вообще не рожать, жить для себя!

— Мой муж импотент, и я завела себе любовника!

Простите, конечно — но кому это интересно?

Эти вот заявления в духе ребёнка лет полутора-двух «я покакал».

Ты взрослая? Самостоятельная? Ну так разберись со своими делами сама!

И ладно бы речь шла о каких-то социальных проблемах. Которые касаются большого числа людей.

Так нет же! Берётся проблема конкретной женщины с её мужчиной, работой или роднёй и раздувается до вселенских масштабов.

Ах, я уже третий раз замужем и третий муж меня тоже бьёт! Все мужики абьюзеры!

Походить в группы для созависимых бесплатно? К психологу за деньги? Зачем?! Можно же орать на всю околоточную, что проблема не в тебе. А в мужиках, таких и сяких.

Двадцать первый век в вашей конкретно жизни начнётся буквально в один день. В день, когда вместо поиска виноватых и привлечения широкой общественности вы научитесь брать ответственность за свою жизнь на себя.

*
Ну нет, упаковка частенько имеет значение, особенно в косметике.

Вот я купила зубной порошок — наверное, он хорош, но крышка открывалась так туго, что на второй раз по инерции рука с открывшейся банкой дёрнулась так сильно, что весь порошок рассыпался. В чём смысл прекрасного содержимого, если его так сложно выковырять из упаковки?

Вот я купила сыворотку с витамином С в банке с помпой. Если бы помпа не работала, пришлось бы снимать крышку, и от контакта с воздухом основной активный ингредиент быстро окислился бы — и всё, 40 $ на ветер, причём буквально.

Вот я читаю отзывы на другие штуки — если в двадцати отзывах из тридцати сказано, что дозатор плюётся, какой смысл покупать это средство? У меня такое уже было: как ни стараешься нажимать мягко, средство сначала не выдавливается, а потом выстреливает крупную каплю в самую неожиданную сторону.

Какой смысл покупать шампунь, если несколько десятков человек написали, что флакон такой жёсткий, а консистенция такая густая, что его надо трясти несколько минут, чтобы что-то достать? Какой смысл заказывать сыворотку, если много покупателей пишут, что приходит флакон со сломанной пипеткой? Какой смысл заказывать средство со светочувствительными компонентами в прозрачном флаконе? Какой смысл покупать вообще что угодно, если производитель не в состоянии сделать упаковку функциональной, безопасной и удобной для использования, даже после многочисленных жалоб?

А с коробками и подарками тоже понятно. Я очень переживала, заказывая куклу в подарок племяннице, потому что многие писали про безобразно мятые коробки, дарить подарок в таком виде мне было бы стыдно, а искать подходящую подарочную коробку с прозрачной крышкой и сооружать внутри неё крепления для куклы — слишком сложно.

В конце концов, когда заказываешь какую-то вещь по цене выше среднего, ожидаешь, что тебе не придётся как-то дорабатывать ни саму эту вещь, ни её упаковку.

*
Можно и я ненадолго повешу на плечики свой белый плащ и поплачусь?

Я — спасатель. Абсолютно ненормальный с точки зрения нормальных людей человек. Сначала мы за свой счёт проходим долгое и дорогое обучение, потом сдаём экзамены, чтобы доказать профпригодность, а потом работаем бесплатно. Более того, снова за свой счёт. Снаряжение, спецодежда, бензин… В свободное от основной работы время.

Скорее всего, про таких как я вы читали в интернетах. Как нашли в лесу на шестые сутки голодную бабулю, как вытащили из болота заплутавшего грибника, как на вертолете эвакуировали из чащобы инсультника. Быть может, вы даже поставили лайк и написали что-то одобряющее в духе «Вы — герои» или «Спасибо Вам огромное за то, что вы делаете» или «Браво спасателям! Храни Вас б-г!» Ну или не вы, а десятки других незнакомых людей, которые отмечаются под постами о поисках с благополучных исходом.

А вот теперь я начинаю лить горькие слезы. Вот ты вроде герой, прошёл за ночь километров пятнадцать по болотам и буреломам, нашёл-таки потерявшегося человека, выволок его на носилках, реально жизнь спас… и вот по-человечески хочется ну хотя бы, чтоб по головке погладили. Но приезжая домой, большинство из нас видят недовольство родных. А как же! Шлялся всю ночь незнамо где, незнамо с кем, развлекался… а теперь вместо того, чтобы по дому что-то сделать, ещё и спать норовит завалиться! У всех нормальных людей хобби как хобби, а ты… по лесам шлындаешь! И пятые ботинки за год покупаешь…

Очень не хватает нам понимания. Иногда хочется тоже, чтобы пожалели, поддержали, приободрили. Чтобы самые родные и близкие люди напомнили, что молодец! Людям жизни спасаешь! И пусть ботинки снова порваны, это ничтожная цена за жизнь тех людей, которым ты помог вырваться из леса, найти дорогу домой. Вспомни глаза старика, которого ты нашел, когда он обессилевший уже еле полз к черничному кусту, чтобы ягодками хоть как-то силы поддержать. Как рыдала его дочка, когда вернули его в семью. Живого. Неужели не стоило неприбитой полочки на кухни?! Тем более что и полочку-то прибил, когда выспался.

Дорогие наши супруги, дети, родители, не задолбали ни в коем разе, вы для нас самые дорогие, любимые и значимые люди. Но, пожалуйста, не заставляйте нас делать выбор между семейным просмотром фильма и спасением незнакомого нам человека. А, когда возвращаемся мокрые, уставшие, грязные… поддержите.

Особенно, если не нашли или нашли слишком поздно.

*
Да, милая дамочка. Я чудовище!

Я долго ждала, что на мою историю явится сияющее белое пальто и обвинит в том, что это мы с мужем виноваты в случившемся. А к зверью, которое насиловало хоть и глупую, но всё равно невинную женщину, у вас претензий нет, как я понимаю?

Ну что ж, садитесь и слушайте этот сценарий фильма ужасов с самого начала. Начнём с того, что пострадавшая — никакая мне не подруга. Это весьма дальняя знакомая, которая попросилась на неделю в гости. И сейчас я очень жалею, что согласилась. Что было после её приезда? Нам прочитали лекцию о бедных мигрантах и высказали пожелание посетить место их проживания.

Мы сразу сказали, что это плохая идея. ОЧЕНЬ плохая. ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ПЛОХАЯ. Но она упиралась, что мигранты — прекрасные люди, а если что, то полиция всегда придёт на помощь. Мы сказали, что в 99% случаев не придет. Потому что вы явно не бывали во всех странах и городах Европы. То, что вы пару раз погуляли по Монмартру, не значит, что вы знаете, как живут в не самых гламурных уголках Европы. Так вот — подобных районов у нас два. Один шариатский, другой — гетто для бедноты. Полиция предпочитает там не появляться, потому что это опасно для жизни.

Всё это мы озвучили той женщине, но она решила, что знает лучше. Перед уходом на работу мы всё же вытянули из неё обещание, что она туда не пойдёт. Да, я понимаю, что мы должны были водить 40-летнюю женщину за ручку, но нашу работу никто не отменял.

Вечером мы начали волноваться и звонить. Телефон не отвечал. И тогда — да, мы начали звонить в полицию! Угадаете, что было дальше? Не угадаете — нам сказали, что 6-часовое отсутствие это не повод беспокоить правоохранителей.

Утром после бессонной ночи мы отпросились с работы и сами пошли в ближайший к этому району участок. Нас промурыжили почти 4 часа, а в конце заявили, что примут заявление о пропаже только от родственников. Они просто тянули время и пытались нас отфутболить. И тогда началась операция по спасению. Муж позвонил друзьям — тоже этническим русским, и они пошли вызволять. Вы можете себе представить, что я чувствовала следующие три часа? Я боялась не увидеть мужа живым.

А потом начался новый акт цирка с конями. Мы тащили дамочку в полицию чуть ли не силком, но она отказалась писать заявление. Почему? Потому что феминизм — он такой. Оказывается, мигранты не виноваты в том, что сделали с ней. Это всё богатое белое большинство виновато в том, что они живут в таких ужасных условиях и вынуждены идти на преступления.

Мы отвели её в больницу. Врачам она заявила, что у нее произошло — внимание! — «небольшое недопонимание с мигрантами». Проведя в клинике два дня, она уехала в Россию. А еще через пару дней разразилась в Твиттере постом с характерным тегом #sorryforbeingwhite («простите за то, что я белая»), где призывала белых женщин заниматься сексом с мигрантами добровольно, чтобы они не совершали изнасилований.

Если вы, ангел с пылающим мечом, считаете это единственно верным человеческим поведением, то наш мир обречён.

Воистину, прав был покойный фрик Задорнов — «Только наш человек!» Только наш человек после того, как его полтора часа, Карл, уговаривали не ходить в плохой район, первым делом потащится именно туда. Может хотя бы вы объясните, зачем она это сделала? Потому что меня в детстве головой на пол не роняли, и я знаю, что совать пальцы в розетку нельзя; если бродячая собака подозрительно ласкова, и у неё изо рта обильно течёт слюна, то не нужно с ней играть; нельзя ходить женщине одной в шариатский район.

И отдельное спасибо за плевок в моего мужа. Действительно, какой он спаситель? Всего-то рисковал жизнью ради спасения глупой тётки, которая предприняла все мыслимые и немыслимые попытки найти себе приключения.


Читайте также: