Интимные истории #538

Image-38

Истории читателей.

«Наконец-то пятница, конец рабочей недели, на дачу с Наташкой, на рыбалочку, окунуться в мир природы и гармонии». Таким был план Дмитрия, но что-то пошло не так. Они с женой по-быстрому собрались, доехали своей «бибикой» (так жена называла их «БМВ»), Наталья сходу нырнула в свой цветник, Димка сгонял на родник за водой. Летнее солнце начало клониться в закат, ситуация подходила к вечернему чаепитию с писюликом ароматного рома. Димка решил собрать свой рюкзак спиннингиста. У него есть правило – готовить снасти вечером, что бы утром только выпить кофе и убежать в свой мир щук и приключений.
«Твою же мать!!! Коробку с приманками забыл дома» — это была катастрофа. Прошлый раз Димка забрал её с дачи подточить крючки дома вечерком, и теперь за суетой сборов, забыл про неё.
— Наташ, я забыл дома свою коробку с блёснами, я смотаюсь?
— Так темнеет уже.
— Я по-быстрому.
— Ну ладно…
Наталья хорошо знала, что если на выходных муж не сходит за своими щуками, потом всю неделю будет выносить мозги, поэтому не стала отговаривать. Димка доехал до дома, поставил «БМВ» на своё место у подъезда, глянул на окна квартиры. Уже стемнело, и в комнате дочери горел ночник. Катерина весной отметила свои 16-ть, на дачу её теперь было не заманить – на уме одни гульки и тусовки. Родители не переживали – девушка она серьёзная, ответственная, учится хорошо, дома можно было оставлять одну, не переживая за последствия. Димка открыл дверь:
— Катюш, я дома, прикинь, забыл приманки!
Дочь выскочила из своей комнаты с перепуганным лицом, наскоро запахивая халатик.
— Пап, побудь на кухне! Две минуты…
Она буквально затолкала Димку в кухню и закрыла дверь. Он ошарашенный сел на стул – «чё за херня, пацана привела, что ли»? В коридоре послышались шаги, и захлопнулась входная дверь. Димка вышел из заточения, отцовский инстинкт требовал прояснения ситуации. Он сходу направился в комнату дочери, Катька пыталась загородить проход, но отец глянул так, что дочь отступила. Постель на Катькиной кровати была наскоро заправлена. Под столиком стояли наспех спрятанные бокалы с красным вином, начатая бутылка, на столике поломанная шоколадка и нарезка яблок. Димка сел в кресло:
— Катюш, это был кавалер? Я не против, ты взрослеешь, но пойми, я должен быть в курсе. Я за тебя в ответе, давай ты меня просветишь насчёт своих отношений.
— Пап, это моё дело!
— Не, доча, так не пойдёт! У вас был секс, это первый раз, или ты уже женщина?
— Пап!!!
— Стоп, красотка, я не против твоих романов, не против твоих парней, про мораль нудить не буду. Если бы ты не выгнала своего ухажёра, я бы просто с ним познакомился, убедился, что парень не дерьмо, забрал бы чёртову коробку и слинял. А теперь, подруга, давай рассказывай, и пожалуйста, не крути хвостом. Я почувствую, и вытащу информацию клещами. Ты знаешь, как я выношу мозг, если чувствую враньё!?
Катерина молчала, вперив в Димку свои глаза с вызовом. Отец решил сменить тактику:
— Катюш, ну, давай просто поговорим, я должен знать про твой роман. Это был твой парень?
Дочь прикинула расклады и решила довериться отцу, она ведь его обожала и доверяла, он всегда её защищал в разных конфликтах, и с матерью, и по школе.
— Это был не мой парень. Подруги уже попробовали секс, я получаюсь – лохушка. Я решила тоже расстаться с девственностью. Мой парень – Артём, а у него ещё не было с девушкой. Боюсь, не получится. Сейчас это был Чича, он старше меня, и имеет опыт. Это было только на разок.
— Чича это кличка, а имя у него есть?
— Кажется Сергей.
— Катюш, ты решила потерять девственность с «кажется Сергеем»? Это, что нормально в вашем поколении? У нас это было с любимым парнем.
— Чича опытный. – Отрезала дочь.
— Опытный по целкам, что ли? А вдруг он трипачный, а вдруг сделает тебе больно, а вдруг кончит внутрь, и ты залетишь?
Катерина молчала, опустив глаза, а Димку реально понесло. У него есть выработанная годами привычка — если дискуссия не складывается в его пользу, провоцировать ситуацию и загонять её в тупик полного абсурда. Сейчас он не задумывался, просто резко поднял ставку. И ведь знал же, что Катюшка его дочь, и тоже умеет поднимать ставки.
— Доча, если для тебя не имеет значения, кто порвёт тебе целку, давай это будет опытный мужчина, без венерической заразы, заботливый, и способный вытащить вовремя? Давай это сделаю я?!
Дмитрий откинулся в кресле и улыбнулся, предвкушая, как сейчас он будет воспитывать дочь. Но на этот раз он сделал ошибочный ход, и Катька, глянув в глаза отца, тоже улыбнулась:
— А давай, Димон, я согласна!?
Дочь приняла вызов и ответила. Теперь она стала хозяйкой ситуации. Димка смотрел на неё и в душе буквально парил от гордости, – «какой ход, моя кровь»! Но как выходить из ситуации он не знал. «Трахнуть дочь, порвать целку – блядь, какой дебилизм. Я же не извращенец»! Но и отступить он не мог, иначе его авторитет перед дочерью будет растёрт по линолеуму навсегда. Оставалось одно – поднимать ставки дальше – кто-то да сбросит карты.
— Окей, доча, мне надо обмыться. А ты позвони маме, скажи, что машина сломалась, и я во дворе копаюсь злой. Ночевать на дачу не приеду. И будь поубедительней, мне проблемы с женой не нужны.
Димка открыл кран, тёплая вода вернула его из жизненного покера в реальность. «Бля, что я себе думаю, что она себе думает, это же инцест». Конструкция начала сыпаться, партия полетела к чертям. Но неожиданно вмешался «игрок» — «ставки сделаны, ты в игре, готов сбросить»? Димку начало рвать на куски на этой контре. Он точно знал, что не сбросит, поэтому хорошо обмывшись, высушив волосы феном, вышел из ванной, готовый к этой партии с дочерью. Димка вдруг удивился – «и чё, ни капли сомнения, а вдруг не встанет»?
«Подам это, как форс-мажор, плохонькая, но отмазка».
Димка прошёл в свою спальню, надел брюки и рубашку, брызнул на волосы одеколон – «готов, извращенец». Войдя в спальню дочери, первое, на что он кинул взгляд, были глаза дочери. А там ни капли сомнения, — «не одумалась, значит играем». Димка по-деловому достал и зажёг свечи, включил на колонки из интернета бразильский лаунж — «девочки любят романтику». Катька была в коротеньком, открытом платье, немного косметики на лице, и свежие цветочные духи. Отец и дочь сели к столику напротив друг друга. Димка налил вина в чистые бокалы:
— Давай за женщину – Екатерину! – поднял бокал отец.
— Да, за Екатерину! – парировала дочь.
Они пили вино, не отрывая глаз друг от друга. Димка просто уносился – «какая девочка»! После вина он пригласил её на танец. Катька смело обвила шею руками, и прижалась телом. Димка вспомнил, как когда то давно уговаривал свою первую любовь на первый секс, как она долго уходила от его намёков и потом-таки не дала. Других девственниц у него не было. Конечно, он был начитанным мужиком и знал, как сделать дефлорацию, но практики, то не было. Зато был опыт с несколькими женщинами.
Димка вдыхал аромат Катькиных духов, держал эту юную фурию руками за талию, балдея от ощущения гибкого, худощавого тела молоденькой девушки. Катька решила, что просто танцевать уже достаточно, и сдвинула руки Димки на свою попу. Руки, почувствовав приятный объём, сами стали сжимать, манящую плоть.
— Поцелуй меня, а то робеешь, как малолетка! – Набрала обороты Катерина.
Димка ощутил, как в брюках стал напрягаться его инструмент. Он слегка коснулся губами краешка рта дочери. Потом уже самих губ, ощутил вкус губной помады и шоколада с вином. Катька захватила его нижнюю губу, присосалась, и её язычок проник в Димкин рот. Димка оторвался от губ, посмотрел в глаза дочери – «всё, она не пасанёт». Их рты засосались в долгом влажном поцелуе. Руки стали самостоятельно шарить по телу красатули, инструмент набрал твёрдость и упирался в низ девушки. «Странное ощущение – как будто это не дочь, а просто чика. Инстинкт самца победил инстинкт отца»?
Димка потянул платье вверх, Катька подняла руки, помогая обнажению. На девочке не оказалось ни лифчика, ни трусиков, только чулочки с кружевными резинками. Димка поднял дочь на руки и понёс в кровать – «моя пушинка», — жену Наталью он давно уже так не мог носить. Положил на спину, на постель и освободился сам от одежды. Катька потянулась рукой и включила прикроватное бра:
— Я хочу всё видеть!
Димка лёг рядом и обнял девушку, сомнений в своих действиях не осталось даже на краю сознания. Катька обвила его шею, закинула ногу на его ноги и засосала губы. Они балдели в поцелуе довольно долго. Димку несло в туман желания от этого юного тела, от аромата волос. Член упирался в животик, и Катерина решилась взять его рукой – «сколько можно сосаться, идём дальше», мелькнуло в её голове. И Димка пошёл, руки заскользили по спине и ягодицам, голова стала опускаться, рот целовал сначала шею, потом грудки. Соски стали поочерёдно исчезать во рту любовника. Маленькая девичья грудь и такие напрягшиеся сосочки просто срывали Димке крышу. Но кроме кайфа от девушки, Димка чётко ощутил ответственность за то, что сейчас должно было произойти. Он не мог просто получить удовольствие от чики, он должен был сделать это для неё.
И Димка двинулся вниз, туда к вечной заманухе для мужчин. Сначала между ножками проникла рука. У дочери там было немного волос, выстригла в формате бикини, приятный гребешок внутренних губок и маленькая писечка. Катька закрыла глаза и полностью отдалась на волю опытного мужчины. Димка решил попробовать догнать девушку до оргазма прежде, чем она станет женщиной. «Хрен его знает, получится ли? Но попытаться надо». И Димка развёл ноги дочери в стороны. Таращиться и любоваться не стал, а сразу засосал губки в свой рот. Странно, но он не ощутил от этого кайфа. С Наташкой было по-другому, видимо груз ответственности оказался слишком тяжёлым. Димка не спешил – куни не терпит суеты, поймать ритм женщины не так просто. Его язык гулял по губкам и клитору, легонько пытался проникнуть под плёночку частично, прикрывавшую вагинку.
И опять никакого особенного кайфа – «блядь, пиздострадальцы хуевы, ну, и какой тут кайф, от порванной целки»! Димка стал мокрым от пота и напряжения.
Катька не видела и не чувствовала этих Димкиных страданий. Она откинулась на спине, закрыла глаза, раскинула в стороны руки и отдалась вся своим новым ощущениям. Её дыхание, наконец, то стало глубоким и прерывистым. Она стала тихонько стонать, и вдруг – «А-А-А-О-О-У-У-У». Она громко, буквально заорала, оттолкнула Димку и перевернулась на живот. Димка обнял девушку и слал целовать её шею и плечи.
Но. Всегда есть это «но», — это был не оргазм. Катерина видела по интернету порнофильмы, знала, как кончают дамы, как это выглядит. Она знала, что должна соответствовать этой роли, поэтому заранее продумала и даже потренировалась. Ведь девственность она должна была потерять с авторитетным пацаном, и заработать своим поведением свою новую репутацию. С Чичей не получилось, а Димка был не просто отцом, а самым любимым в мире мужчиной. Он делал ей куни, то, что делают своим женщинам только настоящие и любящие мужчины. Что такое оргазм, Катюшка уже знала по опыту нескольких мастурбаций. Сейчас её захлестнул ураган непонятных сильных чувств, поэтому оргазма быть не могло. Она его имитировала.
Несколько минут дочь не реагировала на внешний мир, а потом перевернулась на спину, расставила ноги:
— Давай сделаем это, я хочу!!!
Димка приподнял попу дочери, подсунул подушку, сам расположился между её ног. Он не чувствовал свой член, поэтому глянул вниз – «стоит зараза, ну, так и быть — гоним дальше»!!! Так и загнал бы, хорошо, что дочь вспомнила про презик. Она его предусмотрительно заготовила, и сейчас, разорвав упаковку, попыталась надеть на инструмент:
— Ого, большой какой, будет больно?
— Не пугайся, я не буду делать это через боль.
На полном автомате, Димка приставил головку ко входу в вагинку, и сразу же нажал, придерживая ствол рукой. Головка проскользнула внутрь, Катька дёрнулась, на лице напряглись мышцы в гримасе боли. Она не проронила ни звука, но Димка понял, что дочери реально больно. Он сделал движение назад, желая покинуть место преступления, но дочь взяла его руками за ягодицы и потянула на себя:
— Давай до конца, мне не больно!
И Димка начал потихоньку, возвратно-поступательно проникать в глубь плотной девственной норочки. Он чувствовал, как мышцы сопротивляются проникновению и туго обхватывают ствол, и двигался всё глубже. Инструмент вошёл не на всю длину и упёрся, при дальнейшем нажиме Катька застонала от боли и упёрлась руками в его грудь. Дальше давить было нельзя. И в это мгновение Димка почувствовал, что инструмент стал терять твёрдость. В голове мелькнуло – «мавр сделал своё дело…».
Димка вышел из норочки, подхватил дочь на руки и понёс в ванну. Крови от разрыва было совсем мало – несколько капель на поверхности презика. Димка снял презик, обмыл водой свой инструмент и отвернулся, что бы не стеснять дочь, пока она делает себе гигиену. Потом опять на руках он отнёс девочку в её спальню, уложил и укрыл летним одеялом.
Катька обняла его за шею, не желая отпускать. И он прилёг рядом.
— Пап, а ты? Ты же не кончил?
— Малыш, я не подписывался трахнуть тебя, поэтому извини, продолжения не будет.
— Я завидую маме, ты мужчина мечты любой женщины!
— Я всегда твой мужчина, во всём. Кроме секса.
— Тогда я хочу уснуть в твоих объятиях.
Димка устроился на спине, Катюшка у него на груди. Она быстро заснула. Димку пьянил аромат её волос и голое тело любимой девушки. Но табу есть табу, и он уснул.
Утром Димка проснулся первым, выбрался из-под одеяла, умылся, сварил кофе и растолкал дочь. Они проверили простынь на наличие следов крови – хорошо, что обошлось без пятен. Катька светилась счастьем и благодарностью, но нужно было решить для своей тусовки вопрос с кем, же она потеряла девственность. С Чичей то не получилось.
Катька решила поехать с отцом на дачу и придумать рассказ, как отец, застав их с любовником, заставил ехать с ним на дачу. А там она пошла на пляж и от обиды дала спортивному мужику в кустах на пляже.
Наталья обрадовалась приезду отца и дочери. Димка сразу же получил в руки поливной шланг, а Катька задание подвязывать помидоры. Субботняя рыбалка накрылась. Да и состояние было не до щуки. Потом был обед и дневной сон. Димкино настроение сильно испортилось – «ну, чё я такое упорол – дебил конченный»! С этим и провалился в дрёму.
На помощь пришла Наташка. Димку разбудили её толчки за руку:
— Димасик, ну просыпайся уже. Катька ушла на пляж, давай я тебя побалую, а то приехал такой смурной? Иди в летний душ, я уже сходила. Димка вспомнил пословицу – «клин клином вышибают», и, улыбнувшись женушке, поспешил на гигиену тела.
Наташка была в бикини цвета чёрного шоколада. Загорелое тело, длинные тёмные волосы в один цвет с купальником, формы тела, выпадающие из лоскутков материи, прогнали Димкину хандру. Они уединились в цветнике, Наташка специально отвела место для их сексуальных утех между густыми кустами плетущихся роз. Там был дощатый помост и надувной матрас. Так, что посторонних глаз они не боялись.
Наташка потянула мужа за руку на матрас и сразу сорвала с него полотенце. Димкин инструмент сходу исчез во рту, изголодавшейся жены. Они обожали сосать и лизать друг другу. Наталья брала глубоко, давилась членом, плевала слюну на головку, лизала ствол и яйца. Димке тоже хотелось получить такой кайф, поэтому, дав женушке побалдеть, он отстранил её от лакомства и засосал ротик жены. Поставил Наташку рачком и присосался к её заманухе своими губами. Наташка начала громко стонать. Димка лизал клитор, засасывал губки, трахал норку двумя пальцами. Наташка отказывала мужу в анальном проникновении, но с удовольствием принимала на попке его язык. Димкины пальцы орудовали в текущей смазкой норке, а язык ласкал недоступную для члена дырочку. Наташка провалилась в первый оргазм, застонала и сползла на живот. Димка не отстранился, продолжил лизать попку, разводя руками пышные булочки попы. Их тела были мокрыми от страсти летнего солнца. Наташка решила прервать это неподобство, встала на колени и потянула мужа за член в свою мокрую норку. Димка резко загнал инструмент по смазке, и стал агрессивно драть жену. Наташка быстро заохкала во втором оргазме, и повалилась вперёд.
А Димка был в тумане и агрессии от этой роскошной бабы. Он перевернул шикарную сучку на спину и устроился сверху:
— Шлюшка хочет между сиськами?! – То ли спросил, то ли потребовал муж.
— Давай, отдери мои сиськи?
Димка заелозил между сиськами членом. Наташка обхватила инструмент сиськами, придерживая их руками. Она плевала на головку для смазки и периодически хватала головку ртом. Димка уносился в свой оргазм, но кочалть он любил не так:
— Наташка, давай 69-ть, я хочу кончить с пиздой во рту!
Они быстро устроились, Димка засосал пизду жены в рот, а она стала гнать его в оргазм ртом и руками. Димка перестал чувствовать реальность, Наташка тоже унеслась в оргазм. Димкины губы, язык и пальцы добились цели – жена сквиртанула мощной струёй своего оргазма. Димка гордился тем, что доводит жену до такого состояния. Надувной матрас в цветнике был просто находкой для секса со сквиртом – не нужно переживать за намокшую постель. Димкины пальцы ещё активнее заходили в норке, а язык по дырочке писи, и Наташку пробило ещё на две струи. Её руки теперь лихорадочно дрочили мужний инструмент, и Димка выстрелил липкой жидкостью в лицо жены.
Они лежали в обнимку на помосте среди цветущих роз. Наталья вытерла следы оргазма мужа с лица его полотенцем и теперь они не глубоко, нежно целовались. Димкину хандру, как рукой сняло. Инцидент с дочерью в его сознании ушёл в прошлое. «У Катьки ведь есть Артём, будут, наверное, и другие пацаны, вот пусть с ними и ловит свой кайф».
Катерина пришла с пляжа, к вечеру в хорошем настроении. Попросила отвезти её домой. Всю дорогу отец и дочь улыбались друг другу. Димка возле подъезда не стал выходить из машины:
— Позвони Артёму, подари ему неземное удовольствие!
— А ты?
— Я женат и жене не изменяю. Разве, что завтра со щуками.
— Ты супер!!!
— Ты тоже!!!
Димка тронул машину и унёсся к вечернему сексу с женой под звёздами и утренним щукам.


Читайте также: